Algebra Biologiya Literatura Geometriya Geografiya Obj Fizika Ekonomika Istoriya Astronomiya Informatika
Jeu d’enfant, или Играя в бога


Апрель 17, 2014 | Art

На заре XX века – в эпоху «смешанных браков» – мир увидел рождение нового искусства. Оно не знало границ и рамок, оно эгоистично пользовалось тем, что ему мог предложить старый мир, безжалостно отбрасывая все отжившее. Оно экспериментировало, шокировало, приводило в восторг, порождая доселе неведомые шедевры – то, что миллионы фанатов вслед за модными журналами станут называть «иконами стиля».

Современный мир – калейдоскоп, в котором сменяют друг друга пестрые картинки: люди, встречи, впечатления, эмоции. Стремясь оградить себя от пугающей хаотичности этих картинок, человек создает собственную реальность – мир фантомов, в котором он чувствует себя уверенно и комфортно. Сколько смысла мы видим, бросив взгляд на картинку журнала, название бренда, экран монитора?.. Новый человек в своем стремлении поклоняться идолам ни в чем не возвысился над своими «примитивными» предками – его поклонение просто приобрело новые формы.

«Вечные» святыни, не оправдавшие себя, были отодвинуты на второй план, вытеснены новыми иконами. Старые мифы потеряли свою актуальность, им на смену пришли новые. И сегодня самые «несвятые» вещи описываются языком религии.

Людям свойственно выискивать в повседневной жизни таинственные знаки и символы, совпадения и повторения. Они создают себе идолов, культ которых превращается в традицию эпохи. Интерес с этим идолам, так называемым «иконам стиля», поднят на высочайшую ступень. Служение и подражание им воспринимают всерьез.

Тамара Лемпицка, Коко Шанель, Говард Хьюз, Никола Тесла, Сальвадор Дали, Марта Грэм… Властители дум, переворачивающие все представления об искусстве, мастера нового жанра, они без устали трудились над одним шедевром. Поставив перед собой цель – создать уникальный, завораживающий, шокирующий и при этом безупречно выверенный образ, а потом воплотить его в жизнь, они последовательно шли к ней всю свою жизнь.

Нельзя сказать, что до начала XX-го века история не знала любителей экстравагантных выходок и скандалов. Настоящий гасконец и неисправимый дуэлянт Сирано де Бержерака, поборник абсолютной свободы нравов Альфонс де Сад, любитель шумных пиров и гениальный event-manager князь Радзивилл, первая эмансипе Жорж Санд – этот список можно продолжать бесконечно. Однако никто из них не использовал свою врожденную эксцентричность как инструмент художника, никто не погружался так глубоко в себя, чтобы именно там обнаружить предмет для творчества, никто не нуждался в признании так сильно, чтобы представить на суд людской себя – как образ и объект для поклонения.

Все это стало болезнью и наваждением детей нового века les enfants terribles, надо сказать. Однако – они были плотью от плоти эпохи, их породившей. Эпохи, когда искусство развивалось с оглядкой на модные журналы, когда лучшие художники считали за честь выступить иллюстратором обложки таблоида, когда расцветали дома моды и состояния таяли также легко, как и наживались, эпохи стиля, эпатажа и невиданного цинизма.

Они добивались признания и коммерческого успеха в разных сферах деятельности – обеспечивая себя, эти мастера нового искусства рисовали на продажу картины, изобретали технические новинки, писали стихи и романы, занимались бизнесом. Как правило, эта деятельность вызывала скептическую улыбку и ожесточенные споры у настоящих специалистов и профессионалов, не подозревавших, что все это – не более чем средство к существованию, в крайнем случае – декорация к настоящему шедевру. Разносторонне одаренные, «иконы стиля» свободны выбрать любое поприще для осуществления главной цели своей жизни, и то, что их выбор пал на литературу или живопись – лишь прихоть случая.

При этом не следует обманываться этой видимостью служению искусства ради искусства. Икона стиля – это еще и бренд, очень успешный коммерческий проект. Они – настоящие гении саморекламы – создают и на протяжении нескольких десятков лет тщательно подпитывают мифы о себе, порой абсурдные и невероятные, но тем более притягательные. Посредством головокружительных затей и махинаций, а порой и компромиссов с представителями политики и религии, они уже при жизни воздвигают себе «нерукотворный памятник». Вся их жизнь и творчество причудливо сплелись в единое мистическое целое, настоящее произведение искусства.

Эта склонность к эпатажу, свойственная в той или иной степени каждой «иконе века» — вовсе не примитивное тщеславие. Слава, к которой стремятся герои эпохи, нужна не им самим – они работают за идею, защищают свое творение, свой образ. Неспроста при каждом удобном случае они демонстрируют полное пренебрежение к лаврам и почестям. Всю жизнь они борются со здравым смыслом, вызывая восторженные стоны толпы. Настоящие фанатики своего дела и трудоголики в лучшем понимании этого слова, они тщательно изучают вкусы своей аудитории – и делают именно то, что она ждет от них, то, чего жаждет сама, но на что никогда не решится.

И это еще одна характерная черта людей-шедевров, мастеров-икон: они безошибочно улавливают веяния времени и очень точно формируют из них образы. Еще до того, как были сформулированы основные принципы успешного маркетинга – узнай свою целевую аудиторию и предложи ей то, что она хочет – они мастерски овладели ими.

Икона стиля, лицо эпохи – непросто источник вдохновения и объект для поклонения, это еще и бесценное пособие по созданию и продвижению брендов, которые прославились на весь мир и на протяжении многих десятилетий удерживают взятые позиции. Это блистательный пример синергии творчества и рекламы, когда практически невозможно различить тонкую грань между искусством и бизнесом; дитя их смешанного брака.

Яндекс.Метрика